Создание первых русских марок

Первая русская маркаПодготовка к введению почтовых марок в России началась в 1850 г.

Пионером в этом начинании был чиновник Почтового департамента Алексей Прохорович Чаруковский, управляющий перевозками почты по железным дорогам. 17 октября 1850 г. Николай I утвердил докладную записку главноначальствующего над Почтовым департаментом В. Ф. Адлерберга о командировании за границу А. П. Чаруковского. Поездка состоялась в 1851—1852 гг. Он проехал по всем главным железным дорогам Европы, часто сопровождая почтовые вагоны, изучая на месте процессы приема, разборки и выдачи разного рода корреспонденции. За это время ему также удалось собрать материалы об изготовлении и применении почтовых марок в Европе.
К сожалению, руководящие чиновники Почтового департамента не оценили актуальности собранных А. П. Чаруковским материалов. Их вполне удовлетворяли «штемпельные куверты» , введенные в 1848 г., и они не торопились изменять только что установленный почтовыми правилами порядок пересылки простой частной корреспонденции.
В 1853 г. началась Крымская война, прервавшая на несколько лет нормальную деятельность Почтового департамента. Лишь в конце 1855 г. его руководство заинтересовалось указанными материалами, когда стало совершенно ясно, что введение почтовых марок значительно повысит почтовые доходы.
По поручению В. Ф. Адлерберга А. П. Чаруковский составляет подробную «Записку о штемпельных конвертах и марках», в которой помещает специальный раздел со своими предложениями «о введении штемпельных марок в России». А. П. Чаруковский почти с исчерпывающей полнотой указывает, какими должны быть будущие русские почтовые марки: их рисунок, форма, цвет и бумага, на которой они должны быть изготовлены.
А. П. Чаруковский предлагал на марке изобразить государственный герб, отпечатанный в несколько красок. По его мнению, «портрет государя на марке совершенно не у места …». Форма марки предлагалась круглая с перфорацией вокруг рисунка, это обосновывалось тем, что марки четырехугольной формы по заграничному образцу при неаккуратном наклеивании на конверт могут своими углами «… задеть за ящик или за другие письма и совсем отклеиться».
Во избежание подделки, марки предполагалось печатать на бумаге с шелковыми нитями, проходящими в массе бумаги каждой марки, либо на такой же бумаге дополнительно с водяными знаками.
Предложения А. П. Чаруковского понравились В. Ф. Адлербергу. Но как к ним отнесутся в Министерстве финансов и согласятся ли изготавливать марки по такой сложной технологии в Экспедиции заготовления государственных бумаг?
В Почтовом департаменте помнили, что в изготовлении довольно простых «штемпельных кувертов» в мастерских ЭЗГБ Министерства финансов им было отказано. Тогда, в 1847 г., отказ мотивировался перегруженностью типографического отделения. Экспедиция убедила Почтовый департамент в возможности изготавливать конверты своими силами. Но как поступать с бумагой, которую во избежание подделки конвертов предполагалось при¬менять с водяными знаками? Почтовый департамент выполнить такую работу своими силами не мог.
Пришлось снова обращаться с просьбой о помощи уже к министру финансов. Но и такая просьба оказалась безрезультатной. Министр финансов в письме к В. Ф. Адлербергу от 18 марта 1848 г. отказал в выполнении заказа на изготовление бумаги для «штемпельных кувертов», сославшись опять на перегруженность отделений ЭЗГБ, ЭЗГБ соглашалась лишь изготовить черпальные формы для отлива бумаги и клише для круглых марок конвертов и передать в распоряжение Почтового департамента скоропечатный станок.
Почтовому департаменту пришлось привлекать для изготовления «штемпельных кувертов» неквалифицированных работников, которые в докладной записке в Государственный Совет были названы «сторожами». Это привело к большому количеству брака в «штемпельных кувертах»: перевернутых и повернутых (даже на 90°) водяных знаков, изъянов в результате применения изношенных клише, что сейчас определяет филателистические разновидности.
Вот и тогда, в 1856 г., когда Почтовое ведомство решило ввести в России почтовые марки для оплаты пересылки частной простой корреспонденции, Министерство финансов и руководство ЭЗГБ также не дали сразу прямого согласия на исполнение такого заказа Почтового департамента. В письме от 23 июня 1856 г. министр финансов, по заключению ЭЗГБ, сослался на трудности, которые встретятся у типографического отделения при изготовлении почтовых марок и на меньшие затраты, если Почтовое ведомство «найдет возможность устроить производство марок по примеру штемпельных кувертов, при собственной типографии, под первоначальным руководством Управляющего типографическим отделением экспедиции».
Зная, что ЭЗГБ пойдет на любые ухищрения, лишь бы отказаться от предлагаемой дополнительной работы, А. П. Чаруковский, находясь в июне — июле 1856 г. в Берлине, договорился с Прусским почтовым начальством об изготовлении русских марок в Прусской государственной типографии (Берлин). Об этом он сообщил после своего возвращения Почтовому департаменту в письме № 138 от 6 августа .1856 г.
Ф. М. Кеплер, будучи старшим гравером типографического отделения ЭЗГБ, также знал, что его руководство в связи с перегруженностью отделения другими государственными заказами, производившимися ЭЗГБ, не пожелает принять на себя заказ по изготовлению марок для Почтового де-партамента. Поэтому у него появилась мысль организовать свою частную типографию по выпуску марок для Почтового департамента. Эта мысль возникла у него после того, как в октябре 1856 г. он создал рисунок русской марки, который, как ему казалось, удовлетворял требованиям А. П. Чаруковского. К тому же он знал, что «здешние граверы не решаются принять на себя труд изготовления оных».
Но, несмотря на то, что руководство ЭЗГБ отозвалось о Ф. М. Кеплере, как о человеке «весьма честном и знающем свое дело», А. П. Чаруковский не решился посчитать «… возможным предоставить частному лицу изготовление государственных бумаг (почтовых марок — Б, К.), представляющих собою денежные знаки…».
Основываясь на заключении А. П. Чаруковского, почтовое начальство 15 ноября 1856 г. отказало Ф. М. Кеплеру в его прошении.
Еще немало сил и энергии потребовалось потратить Почтовому департаменту в лице А. П. Чаруковского, чтобы доказать Министерству финансов, что Департамент на этот раз не сможет сам печатать почтовые марки в связи со сложностью типографского процесса.
Помогло то, что В. Ф. Адлерберг в тот период был не только главноначальствующим над Почтовым департаментом, но с 1852 г. занимал также пост министра императорского двора и уделов. Поэтому Министерство финансов не решилось в категорической форме отказать ему, как это было при введении «штемпельных кувертов», а попросило руководство ЭЗГБ еще раз вернуться к этому вопросу и рассмотреть все свои возможности.
Такой оборот дела привел управляющего Экспедицией С. А. Ремезова к мысли, что он сможет, несмотря на стесненность мастерских, «…удовлетворить желание г. Главчоначальствующего над Почтовым департаментом и тем принести пользу, если только на экспедицию не возложено будет каких-либо особенных… работ и она останется в настоящем ее составе». «Я готов споспешествовать всеми зависящими от меня средствами к выполнению изготовления марок на точном основании отзыва Его сиятельства…»,— сообщил он в Особенную канцелярию по кредитной части в письме от 27 декабря 1856 г., предварительно переговорив с представителем ЭЗГБ  Ф. Ф. Винбергом. Тот, не касаясь занятости мастерских, категорически заявил, «… что действительно подобная работа собственно в техническом отношении не только не составила бы особенного затруднения для Экспедиции, но, конечно, нигде в России не исполнится с тем успехом, отчетливостью и изяществом, какие возможны для Экспедиции».
Такой ответ ЭЗГБ сыграл решающую роль в окончательном согласии Министерства финансов принять от Почтового департамента заказ на изготовление почтовых марок. Это было высказано Министром финансов 3 января 1857 г. в письме к В. Ф. Адлербергу с определенными условиями: срок окончания заказа изменить на 1 января 1858 г.; увеличить ассигнуемую сумму для выполнения заказа против ранее намечавшейся в ЭЗГБ в связи с усложнениями технологического процесса в изготовлении марок.
В. Ф. Адлерберг 5 мая 1856 г. обратился к Министру финансов с просьбой согласовать введение почтовых марок для оплаты пересылки простой частной корреспонденции и сообщить свои предложения о способах их изготовления.
Решение вопроса о способах изготовления марок министром было поручено ЭЗГБ, в которой, по предложению управляющего типографическим отделением Я. Я. Рейхеля, были оперативно выгравированы для образца два клише с различными рисунками предполагаемых почтовых марок круглой формы.
С этих клише позднее были сделаны пробные оттиски марок различного цвета, и наклеенными на конверты (8 конвертов) их передали 13 июля 1856 г. В. Ф. Адлербергу Министерством финансов.
В это время А. П. Чаруковский находился в заграничной командировке, а поэтому все полученные материалы по маркам лежали в Почтовом департаменте в ожидании его приезда. до конца июля.
30 июля 1856 г. Почтовый департамент направляет А. П. Чаруковскому на заключение письмо министра финансов от 13 ню-ля о «штемпельных марках» с приложением восьми конвертов и просит представить департаменту заключение по существу соображений ЭЗГБ «совокупно со сведениями, собранными … по сему предмету» в последней поездке [11].
6 августа А. П. Чаруковский заканчивает свое заключение, в котором практически полностью забраковывает весь проект и пробные марки, разработанные ЭЗГБ, и передает его на .рассмотрение и изучение » Почтовый департамент. При этом в заключении ‘ А. П. Чаруковский частично отходит от своих первоначальных предположений, высказанных им в конце 1855 г. в «Записке о штемпельных конвертах и марках». Сам же после этого возвращается к основной своей деятельности — управляющего перевозкою почт по железным дорогам.


 

продолжение следует

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

One Reply to “Создание первых русских марок”

  1. Продам монеты.
    50 рублей-1993 года.
    100 рублей-1993 года.
    Юбилейный рубль СССР-Победа над фашистской Германией.
    5 копеек СССР-1974 года.
    20 копеек СССР-1961 года
    20 копеек -1931 года

    Обращаться по телефону:89288810367;89649165650

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *